Один день війни і спогад про Героя – здолбунівчанина Василя Жука від його бойового побратима Kirill Osipov, розміщений у соціальній мережі facebook. Подаємо мовою оригіналу без внесення жодних правок…

Один день війни і спогад про Героя - здолбунівчанина Василя Жука

Один день війни і спогад про Героя – здолбунівчанина Василя Жука

Трое в Песках нищета и собаки. (Часть 3. ЦЕНА ЖИЗНИ) Какова цена жизни на фронте? Вопрос сложный и не имеющий однозначного ответа. Скажем так: от ничего до бесконечности, а саму «цену» проставляем уже мы сами. К чему это я? Вспомнил первую неделю пребывания на точке. Отступлю немного, дабы прояснить один момент. На фронте нет понятия суток, как в обычной жизни, ты ложишься спать тогда, когда есть время, будь-то день, вечер, утро или ночь. Дни и ночи сливаются и уже непонятно понедельник сегодня или среда, и какое вообще число. Даже день от ночи иногда трудно отличить, если ты не на дежурстве, окон-то нет. По сему, я даже не помню точно, в какой это было день… или вечерело уже? Так вот, был у нас на точке боец 93-ей бригады Вася Жук. С первых дней он нам много чем помог. Где советом, где вещами какими-то. Каждую ночь с 03 до 05 он варил еду. Зачастую суп или борщ. Он же и график дежурств составлял. Относился ко всем спокойно, без лишних эмоций и никогда не смотрел на новых людей сверху вниз. С позиции сепаров выехал танк. За километр где-то от нас стал. Я не знаю что нужно сделать с теми «командирами», которые полтора часа не могли сообразить что делать, но танк все это время, не меняя позиции, накрывал «точку 43». Помощь арты? Просили, ноль на массу. Корректировщики? В упор не могли сказать, где этот урод стоит. А танк бил себе и бил по 43 точке, превращая ее в фарш. Я в это время чистил РПК в «доме», кто-то спал, кто-то от страха прятался, кто-то занимался своими делами. Все как обычно. Но тут 43-я запросила подкрепление у нас, 18-точки, так как мы были ближе всего к ним. У них к этому моменту был один раненый, а как позже выяснилось: один 200-ый (18-летний паренек) и один 300-ый. Снаряд попал в окоп. На помощь выбежали трое, двое из 93-ей и ОУНовец. Первым шел Вася за ним, на расстоянии 20 метров второй боец и третий еще за 20 метров. Снаряд попал Васе прямо под ноги, убило на месте. Броник улетел высоко, тело на куски, автомат в хлам. Тот, кто бежал за ним (тоже 93-я), получил ранение в руку и в челюсть. Третьего же (ОУНовца) откинуло ударной волной. Медики среагировали быстро и уже через 15 минут были на месте, под обстрелом танка шли. Раненых спасли, 200-ых забрали. Паника в рации не утихала еще долго. Танк так и ушел безнаказанным. Почему? Потому-что слишком много дилетантов стоит на постах командиров и слишком много тупости происходит каждый раз, когда нужно быстро реагировать. В тот вечер было тихо в «доме». Телевизор никто не включал, говорить ни о чем не хотелось. Это война и она забирает без разбора, кто ты и что ты сделал для других. Так какова же цена жизни тогда? Продолжение следует. Фото 1: НАШ танк на позиции.

X